springmelody: (sleeping cat)
он орет: «Я люблю тебя дура!»
она улыбается, помнит что он женат,
что завтра утро и что клавиатура
остынет и буквы станут послушно в ряд.
а в кружке яд уже подступает к горлу,
и кофе утренний, как оказалось, совсем не горчит.
а тот все что-то про вечность с трудом кричит.

а завтра похмельем утренним
(у нее никогда не болит голова)
мамочки, что ж я такая глупая,
зачем же я снова была права?
она надевает джинсы, выходит в город,
тугую втягивая волну в себя.
он ей не снится, он просто дорог.
как память или все же еще любя.
она не думает – лучше не думать много
и кофе пить без сахара, мяту роняя в чай.
а кто-то скажет, что смотрит уж больно строго,
и девочкой вдруг назовет невзначай.
и что-то дрогнет, прорвет плотину,
из старых ран вымывая соль.
лицо спокойно, а пульс в полтину
превысит норму, моя Асcоль.
прошло и скрылось, наступит вечер,
а утром солнце и голоса.
она-то помнит: Другим не верьте,
и сказок нет. Вот жужжит оса.
и это, в общем, светлая полоса.
springmelody: (moon and cat)
Это было не сложно. Сначала закрыт вокзал.
Потом билетов не было или была гроза,
А после она привыкла. Здесь, в общем-то, как везде.
Родила ребенка какой-то заезжей, кажется, рок-звезде.
Он уехал, а эти двое остались, живут,
И, говорят, ей даже лучше бывает тут.
Солнце светит, птицы в клетках поют,
К Новому Году премия, будет большой салют.
Сыну нравятся фейерверки, наверное, это в отца,
Жаль, она не помнит ни имени, ни даже его лица.
К весне новые туфли, летом с ребенком в Крым,
Осенью в школу - новое платье и новый грим.
По субботам на кухне с подругами говорит:
Они жалеют ее, она улыбается, ей хорошо, молчит.
springmelody: (sleeping cat)
А я не знаю,
Что написать тебе, ангел
В этой гулкой ночной тиши.
Ты только дыши, пожалуйста
Слышишь, дыши
А завтра
Завтра друзья наполнят искрами твою жизнь
Держись
Да успевай улыбаться и радоваться
Завтра.
И солнце светит, и чай уже не горчит
Разлит.
Я знаю, бывает ночами так терпко сладко
Остановиться и медленно обратиться в медь.
Не сметь
шелохнуться и вздрогнуть
сплестись телами
или иллюзию грея меж рук
ты засыпай
засыпай мой любимый ангел
я
вернусь когда-нибудь
на тебя смотреть.
springmelody: (sleeping cat)
ты читаешь уже по слогам и слова обретают соль.
я не знаю. придумай сам сказку для четверых, Николь
там где ты, там, где я и брат и еще тот, чей плащ в шкафу
я не знаю, придумай сам, что вписать в ту для всех графу

знаешь, я так ждала тебя. так хотела, чтоб был ты мой
октября, ноября.. июнь. память бьет по глазам, родной.
я не знаю, как объяснить, как сказать тебе, что одна
видишь, ведь не всегда, малыш, дети ждут до поздна отца.
springmelody: (sleeping cat)
Я поняла.

- А завтра?
- Завтра весна.
- А потом?
- Зима.
- А между?
- А между ты-лето и осенью я. Пол-августа и полсентября нам рядом. Или чуть больше. Или чуть меньше. Это уж как повезет.
- Кому повезет?
- Может быть, мне. А может, тебе. По разному.
- Отчего?
- От того, что и мы разные. Как лето и осень. Как завтра и как вчера.
- Но зачем?
- Затем, что летом люди греются солнышком и купают золотисто бока в реке. И пахнет медом и теплым деревом. И в парках тенисто и сладостно. А осенью ждут зимы и кутаются заранее в теплые шубы-шарфы. Листья жгут. И пахнет дымом и дерзостью. И немножко началом зимы.
- А мы?
- А мы умираем. Как рыбы на солнце. Так медленно, что уж лучше бы сразу. С размаху, как рубят курицам головы. Или как саламандру в огонь. Вдруг воскреснем.
- Зачем?
- Чтобы летом и осенью. Ведь кто-то же должен быть летом. И кто-то же должен осенью.
- Значит, до августа?
- До августа, солнце не рыжее и больше уже не мое. Видимо. Вот ты и спишь.
springmelody: (moon and cat)
Все то же все те же все там же ночью
Так пусто так грустно так кровь горчит
Все та же все тот же все те же строчкой
Так строго так больно так телефон молчит

Не спится не снится не плачет скотчем
Заклеен ее потемневший от крови рот
Кусаться бороться учиться впрочем
Какой в этом в нынешнем мире прок

Она так пыталась рвалась мечтала
Улыбку наклеив к тебе плыла
Отдаться раздаться расстаться стала
Куском парафина в руках была

Забудем мертва уж чего уж теперь-то
Тянуть растерев на руках золу
Пусть танец пусть ветер скерцо
Уносит сносит к утру сотру
springmelody: (Default)
Я знаю всех твоих друзей.
А ты моих.. всего лишь помнишь.
И тайной трети королей
Мое вниманье не наполнишь
Лед тает, трескаясь, в тепле
Вот чай уже не обжигает
Ночь отражается в стекле
Мороз в окне к утру крепчает
Мы видим время, осязаем
Ножом разрезан воздух
И художник невменяем
Мятежник и убийца глух
Светает.
Декорации меняем.
springmelody: (moon and cat)
Небо замкнутым контуром крыш.
Время вливается в ухо: «Не спишь?..»
Замерзшие листья коснутся лица.
Твои пальцы. Начало конца?
Так нелепо. Черно-синим по белому.
Остро-жгучим по телу мне.
Сердце? Льдом. Огонь? Холодом.
Колокольный звон - солоно.

Осень

Sep. 13th, 2007 09:45 pm
springmelody: (moon and cat)
Осень ледяными пальцами дождей протянулась к земле, и время замерзло, стало гораздо медленнее, чем летом, передвигать секундные стрелки часов. Вечера теперь барахтаются в сутках как неуклюжие мухи, застрявшие в смоле, и все никак не могут закончиться, а рассветы сыплют холодом под одеяло, заставляя проснуться раньше будильника и долгий час ворочаться, пытаясь отодвинуть подальше утро. И оно медленно подползает к тебе, едва успевая начаться прежде, чем ты выйдешь на улицу, просигналив домофоном пустому двору, и исчезнешь, поглощенный уже с утра устало ворчащим трамваем. А потом будет день, наполненный бессмысленной суетой человеческого муравейника, названного почему-то городом.
Осень. Желто-зелеными листьями заметающая все дорожки в прошлое, грязно-серым небом накрывающая с головой, свинцовыми тучами пригибающая к земле и загоняющая, наконец, в разинутые пасти метрополитена пресыщенных летними впечатлениями людей. Она снова вернулась и вовсе не собирается уходить так скоро, как многим хотелось бы. Заползая в каждую улочку, оставляя обрывки своих одежд во дворах-колодцах, слепо уставивших свои глазницы в равнодушную вечность, она быстро занимает весь город, и лето, в панике отступая, на ходу роняет последние отблески солнца на тускнеющие крыши. Мгновение и город пуст и глух, укутанный плотной тканью, умело и расчетливо расписанной красками с осенней палитры. И если постараться, то все еще можно найти пустые тюбики из-под резервов, заброшенные в самые темные и необитаемые уголки города. Только некому их искать, все уже спрятались за оконными стеклами и сонными рыбами взирают на властвующую безраздельно в городе осень, бессильные что-либо изменить.
Осень.
springmelody: (Default)
Веснами зимами летами время листает книгу. Сухими рассветами шелестит страницами. Завтра утро и закат обязательно будет звонок и чист. Побежит ситцевыми платьями по перронам и загудит машинист на прощание что ли? А ты уезжая в седьмом вагоне улыбнешься и что-то любимой шепнешь. Задыхаясь в пыли ветреной прошлое не догонит твой поезд несется через пустой переезд.
А потом кошки хвостами лето мести листьями осени станут и кусочками стали звезды над крышами зажигать. Щедро секунды сыпать горстями в котомку вечности вперемешку с рябиновыми кистями кровавым светом горящими с чувствами мифами настоящими. Оглохшими рифмами вечера звонче сделаются и в листьях шорохом спрячутся тайны мечты безответственные вопросами безответными оборачиваются. Фотографиями старыми мысли в огне скручиваются от боли корчащиеся такие невезучие.
А жизнь пространствами не преодоленными в окна заглядывает улыбаясь над нами подшучивает в омутах тысячи расстояний закручивает тугими узлами связывает наказывает отказывает. Радость глотками счастье каплями в подставленные рты разливает секретами пряными напитки разбавляет. А по другому и не бывает.
springmelody: (Default)
Тихими шагами.

Хрупкие осколки под ногами,
Каждый шаг пронзает сердце болью.
Попрощавшись, тихими шагами
Ухожу от радости с любовью.
Черным шелком ляжет ночь на плечи,
Белый саван дня обнимет тело.
Говорят, что время раны лечит,
Только я не этого хотела...
springmelody: (Default)

Да мы ебнутое поколение,
мы умираем в 21 от передоза (c)

Мы идем по трупа друг друга, и кости хрустят под ногами, но мы заглушаем этот звук, увеличивая громкость в плеере.
Мы умираем
      в пьяных драках
      отравившись паленой водкой
      от удара сзади тяжелым предметом
      от передоза
Мы умираем в грязных подворотнях и в стерильности больничных коек. Не все ли равно. Мы умираем.
Нашими немыми памятниками становятся кусочек неба, заглядывающий в палату, и луч солнца каким-то чудом заблудившийся в лабиринте дворов-колодцев.
Мы убиваем. Своей по-детски непосредственной жестокостью и легкомыслием. Своей беспечностью и непоколебимой уверенностью в том, что мы все будем жить вечно.
Мы разочаровываемся.
Мы прыгаем с крыш и из окон, ловя в прицелы широко открытых глаз небо, обнимая крыльями распахнутых рук землю.
Мы вскрываем вены запотевшим от пара лезвием, и влажные испарения наполненных ванн отравляют наши легкие смертью.
Мы глядим остекленевшими глазами из петли, перекинутой через трубы отопления, на оказавшийся таким неожиданно жестоким мир.
Мы вводим в свою кровь смертельные дозы наслаждения, умирая с блаженной улыбкой сумашедшего на губах и отблеском счастья в пустых глазах.
Мы вливаем в себя спирт, напалмом выжигающий душу, и задыхаемся в клубах сладковатого дыма.
Мы курим, но редко сигареты. Разве что за компанию или после хорошего секса.
Мы пьем. Но почти никогда воду. Разве что кроме нее ничего не осталось.
Мы виртуозно обращаемся со шприцем и моментально находим вену для укола. Но почти наверняка не станем врачами.
И когда-нибудь наших детей, или детей наших детей назовут поколением индиго. Только мне бы хотелось, чтобы мои нерожденные дети просто были счастливы. И не важно, как их при этом будут называть.

Да мы ебнутое поколение, мы умираем в 21 от передоза.

springmelody: (Default)
По полотнам Босха я бродила,
Заблудившись средь изломов Пикасо.
Мне казалось, я тебя забыла,
Как идеи старика Русcо.
И, раскрасив пестрым шелком вечер,
Куталась в заснеженном манто,
Но, губами обнимая ветер,
Понимала: что-то здесь не то.
Растворив закат по чайной ложке
В дегте ночи на краю зимы,
Я листала книгу в глянцевой обложке,
Что писать могли когда-то мы.
springmelody: (Default)
Я вижу небо в облаках,
Качает поезд на руках
Мое безжизненное тело.
Ну что ж, сама ведь этого хотела.
На стыках рельсы не молчат
И стаей маленьких волчат
В меня клыки вонзает время...
Page generated Oct. 24th, 2017 07:37 am
Powered by Dreamwidth Studios